Ирина

  • Место проживанияСанкт-Петербург, Россия,
  • Про ИринаСемья получателя импланта
  • Тип потери слухаДвухсторонняя потеря слуха
    Внезапная потеря слуха
    Прелингвальная потеря слуха
  • Я люблючтение и письмо


Мое путешествие в мир слуха


Когда сын в 2,5 года заболел менингитом и потерял сразу и зрение, и слух, мы столкнулись с большой проблемой, как общаться. К сожалению, слуховые аппараты на оба уха не помогали и Коля с ними не слышал. Мы не представляли, как строить нашу дальнейшую жизнь. В России есть единственный интернат для слепоглухих детей и нужно было отдавать сына на учёбу туда, далеко от родного дома. Но вскоре после болезни мы узнали об операции КИ, которая даёт возможность людям с глухотой 4 степени слышать. Поскольку в России в конце 90-х годов эти операции только начинали делать, информации было очень мало и мы выуживали её буквально по крупицам. Не понятно было, на самом ли деле она поможет. Сложность заключалась ещё и в полной слепоте Коли. Реабилитация после операции, настройки аппарата требовали хотя бы зрительного контакта с пациентом. Но мы понимали, что это единственный шанс, чтобы у Коли была связь с нами, с внешним миром ,и искали все возможности сделать эту операцию. Узнав о фирме Med-El, мы связались с ними и были поражены их отзывчивостью и огромным желанием помочь с операцией слепоглухому ребёнку из России.

Сын был маленьким, когда потерял слух. Тот короткий период до КИ был очень тяжёлым в плане коммуникации. Коля этого не понимал, но мы очень переживали за его дальнейшую судьбу. Общались тактильно, выработали систему жестов, которой можем пользоваться до сих пор. Ведь Коля остаётся глухим, когда снимает РП и погружается в тишину.

 

Жизнь с моим имплантом


Коля за 1,5 года потери слуха полностью забыл речь, которая на момент болезни только начинала развиваться. Поэтому, когда ему была сделана операция и начались первые настройки процессора, мы совместно с дефектологами начали с нуля развивать слуховое восприятие, ставить звуки буквально подручными средствами, т.к. у специалистов не было опыта реабилитации незрячего ребёнка. За два года упорного труда и работы Коля стал понимать и различать звуки. В 6 лет он уже так хорошо говорил и был развит, что смог пойти в школу для слепых в Санкт-Петербурге, которую успешно закончил с золотой медалью и поступил в СПбГУ на юридический факультет. Он учится дистанционно, слушает лекции и общается на занятиях с преподавателями. На предмете «Ораторское искусство» преподаватель, даже не зная о том, что он пациент с КИ, хвалила его речь и ставила в пример другим студентам. Это то малое, чего Коля добился, благодаря своевременно проведённой операции кохлеарной имплантации. Так же с детства Коля слушает классическую музыку, любит её и даже может различать некоторые инструменты.

Вспоминаю радость, когда Коля стал реагировать на звуки во время занятия, отстукивая ладошкой по столу слоги слов, которые произносил дефектолог. Это было первое моё осознание того, что он слышит.

 

Моя роль как наставника


В своё время я столкнулась с тем, что было много вопросов до и после проведения операции кохлеарной имплантации, но никто не мог дать мне на них ответ. Не было интернета, чтобы узнать опыт зарубежных пациентов с КИ. Даже сурдологи не знали об этой операции, отговаривали от неё. И сейчас многие спрашивают, как мы решились на оперативное вмешательство, как потом развивали речь, что делали для таких результатов, которых добились. Поэтому хочется поддержать таких же родителей, как и я когда-то.